Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Про Волка-обнимашку

Так, на злобу дня. Смотрим с детьми мультик "Время приключений". И вот в одной из серий, которая называется, "Обними волка", вижу я главного героя антагониста - альфа Волка-обнимашку, который так всех любит, так всем хочет помочь и так обо всех заботится, что готов обнимать до смерти. "Иди ко мне! - кричит он страшным голосом. - Я тебя люблююю! Я тебя обнимууу! Разобнимаю тебя на кусочки!" Вот такой вот он, альфа Волк-обнимашка.

                                      image

Одно происшествие на Техноложке

Вчера я впервые в жизни мельком увидела смерть в лицо. Звучит высокопарно и глупо, но так оно и было. Часов в семь, у входа в метро Технологический институт, вдоль нижней ступеньки лестницы лежала мертвая женщина. На ступенях, возвышаясь над ее телом, копошились три милиционера: один что-то записывал в блокнот, другой звонил по телефону или по рации, я не разобрала, а третий просто стоял вполоборота, разглядывая суетливо пробегавших мимо людей. Шедший рядом со мной молодой человек как-то удивленно обронил своему приятелю: «О, бабушка умерла!» − и поспешил к пешеходному переходу.

Я шла прямо на нее, и ее лицо неумолимо приближалось. Я разглядела его во всех подробностях. Вернее, это было уже не лицо, а застывшая маска воскового цвета. Никакой поэтичной мертвенной бледности как у вампирчиков из «Сумерек»: только идеально ровная, почти иконописная глинистая охра. Полуоткрытый черный беззубый рот, безвольно выпавшая нижняя челюсть, впалые глазницы, и все то, что несколько мгновений назад было лицом, опустилось к земле, натянулось, стекло вниз, обнажая четкие очертания черепа с его резко очерченными скулами и надбровными дугами, будь они неладны. Руки безвольно вытянуты вдоль тела, правая нога, подломившись, согнута в колене под острым углом, словно у брошенной кукловодом марионетки. Я успела заметить, что женщина была очень опрятно одета: бардовая стеганая куртка, идеально выглаженная серая драповая юбка, дутые сапожки − и вся эта живая, чистая, красочная одежда совсем не гармонировала с ее неподвижным пластилиновым лицом. Ох, эти сказки о мертвых царевнах и образы прекрасных безвременно ушедших из жизни юных дев в кино! Как они не похожи на настоящий, застывший в предсмертной гримасе, светло-желтый лик обычной, пришедшей своим чередом смерти. Ни один царевич не согласился бы целовать такую царевну, если над ней до этого не потрудился бы умелый танатокосметолог (кажется, так они называются).

Вид смерти не показался мне страшным или безобразным. Он был всего лишь окончательным. И совсем не поэтичным. Когда я возвращалась обратно той же дорогой, примерно через час, тело женщины по-прежнему лежало на том же месте, только уже накрытое полиэтиленом. Люди так же входили и выходили из метро. Один особенно торопливый юноша ловко перепрыгнул через полиэтиленовый сверток, чтобы срезать себе путь, видимо, не подозревая, что в нем находится. Я тоже прошла мимо и не ощутила ничего, только легкую грусть, не конкретно по этой женщине, а вообще, по отношению ко всем людям, таким хрупким и недолговечным. Я вдруг подумала, что в борьбе за четко очерченные скулы и идеальный цвет лица мы слегка переусердствуем. Я видела вчера идеальный «тональник», и он мне совсем не понравился. Дойдет и до него черед в свое время, а пока пусть будут сосудистые звездочки и неровный румянец. Родственники той женщины, если они у нее есть, отвезут ее тело в морг, где умелый бальзамировщик возьмет в руки яркие краски и раскрасит ее лицо так, чтобы оно походило на живое. Этого требует ритуал. «В гробу лежала как живая!» − скажут на похоронах. Потому что, в сущности, что такое смерть? Та же жизнь, только в своем последнем проявлении. Вот и все.