Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Превосходство Аникина

Как повяжешь галстук, береги его!
Он ведь с нашим знаменем цвета одного.

В пионеры хотели вступать все, но не по идеологическим соображениям, как может показаться, а по той причине, что красный галстук на шее был признаком взросления. С красным галстуком ты уже не мелочь-октябрёнок из начальной школы, а пионер, всем ребятам пример. Кроме того, ставка на красный цвет, безусловно, оправдывала себя — красный цвет ярок, драматичен и дерзок.

Клятва пионера печаталась на обложках тоненьких тетрадок в клеточку и в линеечку и начиналась словами: "Я, Вася Иванов, вступая в ряды Всесоюзной Пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно клянусь..." Дальше шли по очерёдности наши пионерские клятвы. Первой стояла та, в которой мы обещали быть верными делу товарища Ленина и поступать исключительно так, как нас учит Коммунистическая партия. В чём заключалось дело Ленина, чему учила Коммунистическая партия, никто из нас толком не знал, но произносили взахлёб и без запинки.

Фигура вождя превратилась к началу восьмидесятых в нечто эвфемерное, но оставалась по-прежнему вездесущей. Например, чего стоили Ленинские викторины, проводимые регулярно среди всех классов, и куда отправляли команду из самых отъявленных отличников, меня — в том числе. Как счастливый обладатель книжки "Детские и юношеские годы В.И.Ленина" с портретом кучерявого щекастого мальчика на обложке, я знала несколько больше, чем остальные, поэтому наш класс несколько раз эти викторины выигрывал. На этом мои познания о вожде заканчивались.

image001

К слову сказать, книжка про детские годы Ленина была крайне не интересная, открывала я её только перед грядущей викториной, а если быть до конца честной — то непосредственно во время. Collapse )
 

Мой Шерлок

Мне было лет одиннадцать или двенадцать, когда я впервые прочла толстую книжку Артура Конан Дойля в синем дерматиновом переплёте под названием "Записки о Шерлоке Холмсе". Примерно в то же время вышел фильм с Ливановым в главной роли, который смотрели всей семьей, очарованные этим мягким с хрипотцой тембром голоса и перипетиями сюжета. "Как хорош!" – помню, восклицала бабушка, глядя на очередной эпизод в исполнении Ливанова, ей вторила мама и мысленно соглашалась я. "Пёстрая лента", "Знак четырех", "Этюд в багровых тонах", "Собака Баскервилей"... Доктор Ватсон, инспектор Лестрейд, миссис Хадсон и, конечно же, великий и ужасный профессор Мориарти. Кто не помнит эти названия? Кому не знакомы эти имена? Пожалуй, нет такого человека.

Шерлок Холмс давно превратился в международное достояние, оставаясь, тем не менее самым известным английским джентльменом с ярко отпечатавшимся клеймом Made in the UK. Вымышленный литературный персонаж превратился в реальную историческую личность, у которой в Лондоне есть дом-музей по аутентичному адресу Бейкер Стрит, 221В. В лондонских сувенирных лавках продукция с изображением легендарного сыщика занимает почетную третью позицию после Тауэрского моста и эмблемы метрополитена. Его классический профиль с трубкой рту знаком даже школьникам. Шерлок Холмс известен больше, чем Уинстон Черчиль с его сигарой или королева Елизавета с её собачками. Он – живее всех живых, потому что сумел выбраться из смертоносной пропасти Рейхенбахского водопада, несмотря на отчаянные попытки зловредного профессора и самого сэра Артура Конан Дойля умертвить его.

images-2   images-3

Шерлок Холмс - мой любимый литературный герой. Collapse )

О женской прозе и не только

Если ты пишешь прозу и при этом ты женщина, то пишешь ты «женскую прозу». Мужики пишут просто прозу, а мы – женскую, и никуда от этого не деться. Как на Леди Винтер, навсегда прикрепляется позорное клеймо «дамы, которая пишет о дамах». Когда мужчины пишут о мужчинах, это ни у кого почему-то не вызывает снисходительной улыбки. У мужчин, значит, общечеловеческие чувства и проблемы, а у нас – «эти ваши женские штучки». Мы вообще не люди, а второй сорт какой-то: и в церковь нам с месячными до сих пор заходить нельзя, и думать нам противопоказано, и вообще, как я тут на днях услышала, «счастливая женщина писать не станет, потому что ей это не нужно». Лучше б готовить научилась и в фитнес-клуб походила, чтобы своим видом радовать глаз. Ум – не самая востребованная женская черта, его в декольте не видно.

Нет, я не за равенство полов. Такая вещь как равенство где бы то ни было – утопическая невозможность, которой в природе не существует. Каждый находится на своей ступени цепочки питания и создан для определённых целей. Соразмерно возложенным на нас функциям и способности с возможностями у нас разные. Кто бы спорил? На Олимпийских играх мужчины и женщины бегают отдельно друг от друга, и правильно делают. Тем не менее, золотой медали какой-нибудь метательницы молота все дружно радуются и не тыкают в неё пальцем, что она женщина, и не убеждают её в том, что занялась она совершенно не женским делом – молот метать. Или когда тётки в оранжевых жилетах шпалы кладут, им тоже никто не пеняет, что, мол, за что взялись-то? Иронично не восклицают: «Ох, уж этот женский взгляд на шпалы!..»

Женская проза, конечно, безвозвратно дискредитировала себя, не спорю.Collapse )

Не в формате

Человек − венец творения. И все потому, что наделен даром слова: человек умеет говорить. Словами. Вначале было слово, и слово было Бог. Бесплотный дух обрел звуковую оболочку, выдохнул из себя мысль, которая закруглилась радужным мыльным пузырем, закружилась в девственно-чистом воздушном пространстве и лопнула, оставив после себя лишь отзвук, невидимые брызги десятков тысяч осколков того первого, главного слова. Их и вдохнули люди, услышав каждый по-своему, запомнив раз и навсегда, и сказали вслух, во весь голос, как поняли. И с тех пор не умолкают, говорят миллионами голосов, о том, как спали, что ели, почему пили, зачем приходили, от чего плакали, для чего врали, во что играли, где были, кого любили, о ком жалели, о чем мечтали. Говорят даже молча, даже во сне, сами с собой, с теми, кто далеко, с тем, кто выше, о тех, кто ушел и никогда не вернется. И замолкают лишь тогда, когда сами уходят навсегда. Когда за последним вздохом следует последний выдох из невидимых осколков того первого, главного слова.

Нет ничего прекраснее слов. Не спорьте, я говорю за себя. Это моя картина мироздания. Слова выразительнее музыки, изобразительнее живописи и экспрессивнее танца. Так уж случилось, что я воспринимаю окружающий меня мир через слова, какими бы они ни были: красивыми или уродливыми, добрыми или злыми, правдивыми или лживыми, как змеюки.

Я люблю то, как они звучат. Есть необыкновенно красивые и странные: например, слово «тоска», или «вьюга», или «колонтитул». Простое сочетание голоса и шума рождает такое волшебство. В питерском метро накануне всех религиозных праздников, которых и не сосчитать, ходит представительный мужчина протоиерейской наружности и продает православный календарь на десять лет. Приятным баритоном, без запинки он рассказывает про праздник введения во храм Пресвятой Богородицы и про святителя и угодника Николая Чудотворца. Прозаичные «десять рублей» в его исполнении звучат как сонет Шекспира, и не возникает ни тени сомнения в том, что «все средства пойдут на восстановление храма в Вологодской области».

Я один раз даже купила этот календарь.

− Как звать тебя? − склонился надо мной протоиерей от метрополитена, глаза его лучились благостью.

− Юлия, − невнятно проблеяла я в ответ, вжавшись от неожиданности в сидение.

− Благодарю тебя, сестра, ибо жертвуешь ты во благо. Благослови тебя Бог, а я, в свою очередь, не премину помолиться за рабу божию Юлию в благодарственном молебне.

Сказал так и поплыл дальше по вагону, словно по воде. Косноязычному клоуну, который на следующей остановке сменил его и юмористично предлагал купить лейкопластырь «всего за одну десяточку», я готова была плюнуть в лицо.

Collapse )